Виктор Очагов. Ложь в адрес мэра Новороссийска Владимира Синяговского, вместо слов благодарности. Каменные джунгли? Вы ещё обвините его в Каменном веке. Общество

Помещена фотография части 13 микрорайона Новороссийска с подписью: «Тринадцатый микрорайон - каменные джунгли без школ, детсадов и нормальных дорог. Чтобы просто заехать в микрорайон и выехать из него на личном автомобиле, нередко приходится выстаивать в пробках».

Большинство домов в 13 микрорайоне построено задолго до мэрства Владимира Синяговского в нашем городе. Некоторые новые дома, построенные при Владимире Синяговском, были узаконены также до прихода В.Синяговского. Жаль, что критики так безграмотны в области строительства. Вы его ещё обвините в Каменном веке доисторического периода. Видимо, Вы думаете, что легко разгребать старое, которое досталось Ильичу в наследство от прежнего градоначальника? Я хорошо помню лозунги прошлых лет об обеспечении граждан СССР квартирами за счёт массовой застройки, а, мол, школы и детские сады подождут. Когда городские партийные лидеры КПСС спрашивали у народа, что для них важнее, квартира сейчас, или с социальными объектами, но позже, то все в один голос заявляли о желании получить квартиру немедленно. Подобный ответ от нуждающихся в квартире,  прозвучит и сейчас. Все же новые застройки, получившие добро при Владимире Ильиче, строятся со всеми социально-значимыми объектами, хотя это очень сложно. Мэр лично следит за этим. Есть хитрецы среди застройщиков, которые стараются всеми способами уйти от строительства социальных проектов через суды, которые часто принимают их сторону, особенно само застройщиков. В администрации города, правда,  для этих целей есть целое правовое управление, куда иногда попадают работники с дипломом юриста, но до настоящего юриста им ещё далеко, а самозастройщики, для защиты своих интересов, нанимают дорогих юристов. Мэр за эти годы сменил многих начальников правового управления, но найти сегодня профессионала на зарплату бюджетника очень тяжело. Не легче провести хорошие дороги в 13 микрорайоне, так как они затрагивают многую частную собственность, собственники которых сопротивляются, или заламывают огромные деньги за возмещение потери собственности. На многие подобные объекты иногда уходят годы, а без решения всех правовых вопросов построить дороги нельзя. И ещё. Почему критики не спрашивают за вышеперечисленное с депутатов всех рангов, за которых они голосуют стройными рядами. Ведь депутаты тоже несут ответственность за город вместе с градоначальником, или у Вас цель именно Владимир Синяговский?

 


«Тринадцатый микрорайон - каменные джунгли без школ, детсадов и нормальных дорог. Чтобы просто заехать в микрорайон и выехать из него на личном автомобиле, нередко приходится выстаивать в пробках». 

На фотографии вид 13 микрорайона, построенного задолго до прихода в наш город Владимира Синяговского. 

В чём виноват здесь мэр Новороссийска? 

24-04-2010, 19:01 Просмотров: 33 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Есть квалифицированный и честный хирург в Новороссийске? Общество

Я вынужден показать результаты простой операции хирурга гнойного отделения первой городской больницы в августе 2016 года. Об ужасных условиях в гнойном отделении первой городской больницы я писал лично начальнику горздрава. Толку ни какого. Полная тишина. Ничего не изменилось, зато у пеня появилась твёрдая опухоль после операции в гнойном отделении. Желаю, чтобы это уродство  простейшей операции, появилось на лице начальника горздрава и хирурга, которая делала мне операцию со злостью на лице. Может кто из квалифицированных и честных хирургов мне подскажет, что у меня образовалась за опухоль на животе? К кому обращаться? К хирургу, которая делала мне операцию? Боюсь. Тогда не дорезала, а сейчас точно зарежет. Где выход? Опухоль то вокруг шрама увеличивается. 





Любовница меня не принимает с таким результатом операции. Что мне делать?

А может я беременный? Хирург мне там под наркозом может всё обрезала? Так нет, я его вижу в душе каждый день. Жив и здоров, и ни какая болезнь ему не страшна, кроме российского хирурга. Как я понял, им всё равно, что резать, колбасу за чашкой чая, или пациента в гнойной хирургии.

24-04-2010, 16:41 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Операция прошла, а после неё, находится в отделении гнойной хирургии, стало просто невыносимо. Общество

Через несколько дней я стал кушать. Как-то с первого дня я подружился с развозчицей еды. Она дала мне кружку, ложку. Всегда давала добавку, что огромная редкость для больниц. Сочувствовала, улыбалась, по-доброму относилась ко мне. Правда, потом её почему-то уволили. Никого я так не ждал, как её. Жаль, это была единственный  добрый человек на всё отделение. Всё остальное для меня было кошмаром. Тараканы, видимо, знали, что я даже пошевелиться не мог от боли, поэтому совсем обнаглели. Жара была просто не выносимой. Никогда в жизни, я так не ждал холода. Я забыл, что такое сон. В мою палату перевели из соседней палаты больного, который там всех достал своим невыносимым храпом. Он храпел круглые сутки, кроме перерыва на еду. Каждое утро начиналось с того, что ко мне подходил мой худенький и прокуренный врач, щупал, что-то бурчал про себя и удалялся. Так, как я не мог ходить, то все мои потребительские отходы всегда были при мне. В утке и в посуде, они хранились всю ночь до утра. Запах аромата в душной палате стоял устойчиво всю ночь. Все мои просьбы к няням оставались не услышанными.  У меня просто не было наличных денег за вынос отходов, а у моего соседа были деньги, и ему чаще меняли его прибыль. Так что ночи были не просто душными, а ещё с запашком. Чтобы он не распространялся по отделению, няня наглухо закрывала двери в палату. От этого мне было действительно не до оздоровления после операции. Рядом была палата, откуда доносились круглые сутки стоны и просьбы двух тяжелобольных. Одна вроде выпрыгнула из верхнего этажа многоэтажного дома, и чудом оказалась живой. Я им сочувствовал, но они дуэтом исполняли такие произведения, которые собрали в себе мат, стоны, просьбы к врачам и няням. Днём, как-то всё это стихало, а вот ночью всё звучало до утра. Интересно проходила ночь в нашем отделении, особенно когда я просил соседа костылём открыть дверь, чтобы поймать хоть какой-то сквознячок и почувствовать облегчение. Вначале няня из Армении отыгрывалась на мне, моя возле меня так пол, что мои шлёпки, утка и посуда, оказывались далеко под кроватью, откуда я их достать просто физически не мог, так как из шва на моём животе сочилась ещё кровь. Затем она уходила, плотно закрыв за собой дверь в нашу палату, а сосед своим костылём её открывал.  Затем мимо проскакивали две молоденькие упитанные сёстры, смеясь над чем-то своём, за ними дежурный врач. У них где-то там было своё место, куда они постоянно ходили курить. Затем к полуночи медперсонал затихал, а больные начинали жить своей жизнью. Кого-то бессонница мучала, кто-то не мог лежать от болей, основная масс ходила курить в туалет, который находился прямо напротив моей палаты. Та, которая прыгнула с верхнего этажа многоэтажного дома без парашюта, от боли начинала звать врачей и медсестру, которые делали вид, что не слышат. Однажды я услышал душевные слова от няни, которая соизволила оторвать свои окорочка от постели и пришла к ней в палату. Она её не успокаивала, а сказала, что если та не заткнётся, то она её ……. Бедная парашютистка на минуту замолкала, а затем её жалостливые мелодии продолжались до самого утра. У меня всё равно не было сна, и я с интересом наблюдать за происходящим ночью в нашем отделении. Я как-то заикнулся медсестре, что надо сменить мои окровавленные простыни, на что та ответила, что главная медсестра болеет. Подомной скопилось целых четыре окровавленных простыней, которые я стащил со свободных кроватей. Я всегда с боязнью ждал перевязку. Приходила кругленькая медсестра со своими инструментами. Не снимала аккуратно повязку с моего шва, а отрывала её резко от моего шва вместе с волосами, куда она уже успевала присохнуть. Она всё это делала как мясник. Грубо, без слов сострадания. У меня снова появлялась кровь и боли. Она постоянно требовала купить перевязочный материал и мазь. Для меня ужасом был, кода медсестры брали на анализы мою кровь из вены, или ставила капельницу.  Они несколько раз кололи  в руку, прежде чем попадали в вену.  Вены мои спрятались, а руки были в бордовые от уколов. Я уже научился молчать, а то от моих слов они только злились. Не знаю почему, но на мне особенно отыгрывались няни отделения. Когда я уже стал немного двигаться, то часто подходил в угол палаты, где стоял умывальник, и умывал лицо холодной водой, чтобы хоть как-то перенести жару. Затем немного отдыхал на свободной кровати у умывальника, и переходил на свою кровать. Однажды зашла та же няня из Армении, и увидела несколько капель воды на полу возле умывальника, и меня сидящего на кровати возле умывальника. Она подняла такой крик, что сбежались сотрудники отделения, а она меня при всех стала обзывать и стыдить за пролитую воду. Затем, она подошла к моей тумбочке, и увидела пустую бутылку из-под минеральной воды, которая стояла на полу.  Схватила её и швырнула в мою сторону, мол, почему не выносите в мусорное ведро. Пустая бутылка пролетела мимо мой головы, и вылетела в коридор отделения. Я был этим просто шокирован. Пролежав ещё несколько дней в отделении гнойной хирургии первой городской больницы, я понял, что нахождение меня в таких условиях выздоровлению не способствует. Попросился выписать меня, после чего я подписал бумагу, что сам ушёл.

Я никогда не забуду ад и кошмар в этом отделении, грубость и хамство медперсонала. Пока лечился от одной болезни, сильно заболело сердце и желудок. 

Хирург, которая меня оперировала, оставила безобразный шов, который медленно заживает уже более двух месяцев. Может ей пойти работать в мясной отдел магазина?

Как я понял после, что есть у нас хорошие больницы и отделения, а отделение гнойной хирургии просто уродливое исключение.

 






24-04-2010, 16:18 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Операция в отделении гнойной хирургии первой городской больницы, через которую я прошёл и остался жив. Продолжение. Общество

Не так обидно, когда тебя сваливает болезнь, но обидно в тройне, когда видишь равнодушие, издевательство и хамство, со стороны людей в белых халатах.

В моей палате, я всё чаще слышал разговоры соседей, что если дашь деньги, то обслуживание будет сносным, а не дашь, то сам всё выгребай из-под себя, либо лежи в собственном г…. Мне не хотелось думать о плохом, так как у меня не было наличных денег, которые находились на банковской карте, а банкоматов, как известно, в больнице нет, как продуктовых магазинов и аптек. Здесь я впервые узнал, что надо приносить с собой кружку, ложку, некоторые лекарства и перевязочный материал. Какой же я отсталый, сохраняя в памяти советскую медицину. В отделении гнойной хирургии, я как будто попал в другой век, или в забытое богом  государство Африки, затерянное где-то в песках. Раньше я думал, что пациенты всех больниц города давно забыли, что такое тараканы. Как я понял, что им здесь вольготно живётся. Здесь я возненавидел езду на убогой, и с не работающими узлами каталкой, особенно въезд в лифты. Здесь я узнал, что самое жаркое место на планете не в пустыне Сахара, а в моём отделении. Здесь я позавидовал всем тюремщикам Европы, которые спят на кроватях стандарт. Мне кажется, что для них было худшим наказанием, если бы нас поменяли местами на время содержания, а закоренелые бандиты сразу бы во всём сознались без полицейских пыток. Я впервые в жизни просил Бога дать мне силы всё вытерпеть в отделении гнойной хирургии. Вечером мне сообщили, что завтра операция. Был просто ошарашен этими словами. Какая операция, если всего три дня назад меня выгоняли глубокой ночью домой из приёмного отделения? Ну и дела, видимо, наших медиков трудно понять. Утром, моё переползание при адской болезни повторилось. Со стоном, снова поцарапав спину и порвав простынь, я преодолел высоту примерно в 35-40 см. с кровати на каталку. Опять мне не разрешили взять свою подушку, которая и так напоминала жалкий комок непонятного наполнения. Снова моя каталка гремела на все отделения. Опять повторилось с провалом колёс каталки в щель между порогом лифта и порогом коридора. Медсёстры, которые меня везли, как будто куда-то торопились. Двери в коридорах открывали ударом моей каталки. Боль от всех этих трясок стала чувствоваться во всех частях моего тела. Наконец меня ввезли в операционную. Операционный стол оказался ещё выше каталки, на которой меня привезли. Меня снова заставили самостоятельно взбираться на стол. Я стонал, кряхтел, а присутствующие стояли и требовали быстрее перелезть на операционный стол. Видя мою беспомощность, медсёстры затолкали меня на стол, где я ещё некоторое время передвигал своё непослушное тело до требуемого положения для операции. Возле себя я увидел хирурга, чей холодный взгляд запомнил на всю жизнь,  так как эта операция была для меня первой в жизни. На все мои вопросы она не проронила ни слова. От этого мне стало жутковато. Я даже успел подумать, что, может, я в последний раз вижу этот мир. Вот такая страшноватая атмосфера для меня была в операционной, где стояла перебранка между хирургом и младшим медперсоналом. Кто-то что-то упустил, и затем не туда положил. Неожиданно окно от сквозняка так хлопнуло, что всеми силами уцепился в операционный стол, чтобы не сдуло. Что-то полетело на пол. Я вообще уже перестал чему-то удивляться, и со всем смирился. За всё это время мне никто не сказал ни одного доброго слова, будто проходила не операция, а рубка мяса в мясном отделении. Во время операции я услышал несколько слов между двумя хирургами, типа, а я здесь ничего не вижу. Для меня эта операция длилась вечно. Заштопав меня, я снова должен был переползти  со стола на каталку, только теперь со свежим швом на моём животе. Опять грубость ко мне, мол, быстрее перелазь. Я корчился от боли, и чувствовал под собой что-то жидкое и липкое. Когда я плюхнулся с высокого стола на каталку, то думал, что нитки моего шва не выдержат. Как я понял, что мои боли и мучения для них были до одного места. Операция для меня оказалась не столь страшной, чем потом перегрузка на каталку, перевозка моего бренного тела, а затем сброс с каталки на кровать. Обратный путь из операционной в палату был ещё тяжелей и больней. Создалось впечатление, что они везли дрова, а не пациента после операции. Когда меня привезли в палату, то мне опять надо было преодолеть высоту каталки на низкую кровать. Меня толкали, пихали, тащили за простынь, и  я, наконец, свалился на свою кровать вместе с простыней, которая пропиталась кровью. Крепкие нитки оказались в моём шве, но это не останавливало кровь. Я стонал, кричал, корчился от боли, но ни один медик так и не подошёл ко мне со словами сочувствия. Всё правильно, кто я для них? В палату зашла няня и стала мыть полы. Когда, она мыла пол возле меня, то почему-то ударяла шваброй о ножки кровати и тумбочки. Я её попросил быть осторожней, но она ответила мне что-то по-армянски, как я понял, высказала своё неудовольствие. Примерно через час моих мучений, за мной снова прикатили каталку, и сказали, что повезут опять в операционную. Для меня вторая операция за час была выше моих сил и боязни неизвестного. Про себя стал просить бога пережить и это. Всё повторилось снова, как я описывал выше. На второй операции моё сознание отключилось полностью. Я до сих пор так и не понял, почему через час я снова оказался на операционном столе? Очнулся в своей палате лёжа на каталке. Вначале я подумал, что нахожусь на том свете, всё вокруг было не естественным. Через некоторое время я с трудом спросил, где я нахожусь? Мне ответил мой сосед по палате, и стал меня успокаивать. Ему огромная благодарность, он меня всё это время поддерживал. Часа через два в палату зашло несколько человек во главе с моим лечащим врачом и стали за простынь меня перетаскивать с высокой качалки на кровать. Я плюхнулся нате же простыни в крови, и дырявый матрац. Хоть бы кто поправил мне постель, так как простыни сбились в кучу. На следующий день я очнулся от того, что возле моей постели стояла врач с холодным взглядом, которая делала мне операцию. После этого я её больше не видел, и не хотел бы к ней попадать. Начался мой послеоперационный период в палате отделения гнойной хирургии. Худшее для меня не прошло. Продолжение следует.







24-04-2010, 16:17 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Второй ад в отделении гнойной хирургии первой городской больницы, через который я прошёл, и остался жив. Продолжение. Общество

Не так обидно, когда тебя сваливает болезнь, но обидно в тройне, когда видишь равнодушие, издевательство и хамство, со стороны людей в белых халатах.

На следующий день меня перевезли в палату отделения гнойной хирургии, где для меня был создан настоящий ад. В тот момент я ещё не знал, что здесь работают те, кто меня выгонял в ночь из приёмного покоя.  Свободное место было только на кровати возле широко раскрытого окна, через которое нещадно палило солнце. В палате была невыносимая жара, от которой мне стало ещё хуже. Появилась сильная отдышка. На моей кровати лежало два рванных матраца, через которые я хорошо чувствовал поперечные металлические прутья, которые не давали мне возможности лежать в одном положении. Приходилось постоянно вертеться, от этого боль только усиливалась. За весь день ко мне никто не подошёл. На следующий день утром ко мне зашёл мой лечащий врач. О, ужас! Это был один из врачей, который вторым мне сказал о том, что нет оснований меня класть в больницу, и чтобы я ехал домой глубокой ночью.  От него, как и в первый раз, несло табаком, запах которого всю жизнь не переношу.  Худенький, не выразительное лицо, какой-то невзрачный на вид, и, с таким же безразличным видом. Видимо, для вида меня пощупал и удалился, не сказав мне ни слова. Он понял, что я его узнал. От этой неожиданной встречи я понял, что ничего хорошего меня в этом отделении не ждёт. На следующий день меня возили на различные обследования. Перевозка на каталке было для меня ещё одним испытанием на выживание. К моей кровати подвозили каталку, которая по высоте была выше моей кровати примерно на сорок сантиметров, и предлагали мне перебраться на каталку, в то время, когда любое движение приносило мне нетерпимую боль. Как я понял, что механизм опускания каталки не работал. Все мои попытки переползти на каталку не увенчались успехом. Стоящие возле меня то ли медсёстры, то ли няни, стали на меня кричать, упрекая в беспомощности. После этого они стали затаскивать меня на каталку, порвав простынь и поцарапав мне спину  об острый выступ механизма каталки для подъёма головы, который тоже не работал. Я попросил подложить мне подушку, на что медсестра грубо мне сказала, что она может пропасть, а ей за неё потом отвечать. Пришлось голову придерживать руками. В таком положении меня повезли на первое исследование. Это была езда с препятствиями, под грохот колёс каталки по напольной плитке. Меня трясло, как на дробилке. Почему-то меня везли почти бегом, от чего боль растекалась по всему телу. Моей каталкой по ходу движения открывали все двери. Затем долго ждали у лифта. Когда поднялся лифт, то мою каталку с разбега попытались вкатить вовнутрь лифта, но маленькие колёса провалились в щель между полом лифта и полом коридора. В этот момент я чудом чуть не свалился с каталки. С третьего разбега всё же затолкали мою каталку в лифт. Я уже не мог терпеть боль, а просто стонал. На лицах медиков я не увидел мне сочувствия. Их грубость меня поразила. По ходу движения мне пришлось несколько раз проходить испытания лифтами больницы. После обследования меня привезли в палату, и сказали перелазить на кровать. При попытке переползти на кровать, я просто свалился с высоты каталки на неё. Ни одна б… мне не помогла. Я начал познавать моё бытие в отделении гнойной хирургии. От жары,  в ожидании неизвестности,  находится в палате, было большим мучением. Мне становилось всё хуже и хуже. Лежать на прутьях кровати было не в моготу. Болели части тела, которые соприкасались с ними. Ужасно хотелось есть. В первый день мне было не положена еда, так как новичок. Второй день меня возили по обследованиям, и мне не разрешали есть. Затем мне объявили, что завтра операция, и есть снова нельзя. Все мои просьбы к медперсоналу почему-то игнорировались. Я не знал главное, что мне не простили мою настойчивость принять меня в больницу. Продолжение следует. 


24-04-2010, 16:17 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Первый ад в приёмном покое, через который мне пришлось пройти в первой городской больнице. Продолжение. Общество

Не так обидно, когда тебя сваливает болезнь, но обидно в тройне, когда видишь равнодушие, издевательство и хамство, со стороны людей в белых халатах.

13 августа 2016 года, после сильнейших болей в левом бедре, которые меня преследовали несколько дней, я вынужден был вызвать скорую помощь. После осмотра меня врач предложила мне ехать в больницу. Я  с трудом собрал некоторые вещи, и меня отвезли в приёмное отделение первой городской больницы. В скорую помощь я залазил ползком от адской боли, так как левая нога почти не разгибалась. Примерно в 21 час меня привезли в приёмный покой первой городской больницы.  С огромным трудом вылез из скорой помощи, и, корчась от боли, опираясь на стену, проковылял до первой скамейки в приёмном отделении. Ни один человек не помог мне войти в приёмный покой. В тот момент я понял, что это уже давно не советская больница, когда было ещё сочувствие к состраданиям больного. Примерно почти час я полувалялся со стоном от невыносимой боли, пока врач скорой помощи писала на меня какие-то бумаги. Больных на приём набралось около десяти человек, в основном битых и резаных в кровавых бинтах в сопровождении милиции. Мне стало как-то жутковато. Давно я такого не видел. Наконец, меня осмотрела грубоватая врач, заставляя не стонать, задавая различные вопросы. Затем она ещё некоторое время стояла у стойки, и о чём-то болтала со своими коллегами и медсёстрами. Я даже услышал брошенную ею фразу врачу скорой помощи, мол, зачем Вы его сюда привезли. Боль усиливалась, а я сидел, и ждал своей участи. Видя, что в ближайшее время мне не окажут первую помощь, я стал просить определиться со мной, чем вызывал недовольство людей в белых халатах. Примерно ещё через минут сорок пришёл другой врач. Осматривая меня, от него так воняло табаком, запах которого я просто с трудом переносил. Тогда я ещё не знал, что этот будет мой лечащий врач в гнойном отделении. Пощупав меня, он мне сказал, что не видит причины класть меня в больницу, и отошёл от меня. Прошло ещё около часа. Со слезами на глазах от боли, я снова попросил определиться со мной, а в ответ тот же совет ехать домой. Эти слова заставили колотиться моё сердце, я стал просто задыхаться. Появилась сильнейшая отдышка. Такого равнодушия, безразличия к больному, я впервые увидел за всю свою жизнь. Попытался им объяснить, что уже глубокая ночь, боль усиливается, мне не оказана медицинская помощь, и у меня нет денег на проезд, да и зачем тогда меня сюда привезла скорая помощь? На что мне ответили, вот у них и спросите, зачем Вас они сюда привезли. Скорая помощь к больнице не имеет ни какого отношения. От чёрствости медперсонала в приёмном покое, мне ещё стало хуже. Боль усиливалась,  я стал их умолять принять меня, но в ответ я слышал совет ехать домой. Уже в третьем часу ночи ко мне подошёл ещё один врач, видимо парламентёр от медиков в приёмном покое, и равнодушно посоветовал уезжать. Я спросил у него, а если бы вместо меня был его отец, то ему бы тоже отказали в лечении, и внимательно рассмотрел  этого врача. Небольшого роста, упитанный, равнодушный, надменный и самодовольный от власти надо мной, он смотрел на меня своими свиными бегающими глазами, и потребовал покинуть больницу. Он ещё раз напомнил мне, что нет оснований меня оставлять в больнице для лечения. Пытаясь вызвать у него хоть каплю человечности и сочувствия, напомнил ему  о клятве Гиппократа, а в ответ он ухмыльнулся и сказал, что у него очень маленькая зарплата. От такого дикого равнодушия я чуть не свалился. Выступил пот, сердце колотилось, боль усиливалась. Моему возмущению не было предела. Мало того, группа в белых халатах во главе с охранником, который подошёл ко мне, и показал свою решимость выпроводить меня из приёмного покоя,  ещё раз потребовала от меня уезжать домой, так как я себя неадекватно веду. Как  я понял, что из больного, меня могут сделать ещё хулиганом. В тот момент я увидел, как люди в белых халатах дружно объединились против меня больного и беспомощного. Ни один из них не выразил мне сочувствия. Я действительно понял, что они могут сделать из меня психа, и упрятать в психушку, чтобы меньше требовал. А что, вполне возможно. Врачи и медсёстры есть, свидетели есть, иди потом доказывай, что ты не псих. Из-за появившихся болей в сердце, я попросил вызвать врача-кардиолога, после которого, врач со свиными глазами согласился меня определить в терапевтическое отделение. Вот так, в борьбе за своё здоровье у меня прошла первая ночь в приёмном покое первой городской больницы. Уже утром, с приходом врачей, в этом отделении возмутились моим присутствием. После осмотра и анализов, как я понял, что  не их пациент, и пусть меня забирают в гнойную хирургию. Мои проблемы только начались. На тот момент я ещё не знал, через какие муки мне предстояло пройти. (Продолжение следует).

 


 
24-04-2010, 16:12 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Виктор Очагов. Ложь в адрес мэра Новороссийска Владимира Синяговского, вместо слов благодарности. Общество

Помещена моя фотография со словами: « Фото Виктора Очагова. Долгоиграющая свалка в центре города». Эта фотография сделана мною в 2015 году в районе пр. Ленина, когда И. Дяченко исполнял обязанности мэра города. В. Синяговского вообще не было в городе в то время. Я об этой свалке доложил И. Дяченко, который на очередном совещании разнёс в пух и прах бывшего главу Центрального района О. Дынника, который при переносе контейнерной площадки не проследил за своим  же указанием, а жители по старинке несли мусор на прежнее место. Впоследствии за такие же упущения глава Центрального района О. Дынник был уволен с работы. На моих глазах Владимир Синяговский длительное время пытался из О. Дынника сделать толкового руководителя, но тот не поддавался обучению. Как я знаю, что мэр города никого не увольняет без причины, а для него главная причина для увольнения, халатное отношение к проблемам жителей города. Это ещё один ответ и на слова о кадровой чехарде в администрации города Новороссийска. Скажите, кто будет держать на работе бестолкового работника? Так при чём здесь Владимир Синяговский? Владимир Владимировича Путина ведь Вы не обвиняете во всех грехах, которые происходят по всей России. В каждом случае есть конкретный виновный, а не всё валить на одного человека. Я дам пояснения и по другим обвинениям в адрес мэра Новороссийска, так как хорошо их знаю, работая и видя В. Синяговского ежедневно в работе, хотя раньше по некоторым вопросам не был с ним согласен. Чтобы узнать хорошо человека, для этого надо с ним проработать плечом к плечу в разных ситуациях, в которых я побывал с мэром Новороссийска.

 90 % моих критических материалов на моём сайте устранено именно благодаря Синяговскому Владимиру Ильичу. 


Помещена моя фотография со словами: « Фото Виктора Очагова. Долгоиграющая свалка в центре города». 
24-04-2010, 14:00 Просмотров: 34 Автор: Очагов Читать подробнее...
Виктор Очагов. Новороссийск. Д. Алфёров сказал, Д. Алфёров сделал. Общество

С первого дня знакомства мне понравился, как руководитель,  глава Приморского внутригородского района Дмитрий Алфёров. Есть у него подходы к жителям района. Всегда вежлив, и опрятный. Идёт смело на контакты. То есть, я  хочу сказать, что он руководитель современной формации. Считаю, что ему повезло работать при мэре города Владимире Синяговском, у которого можно научиться, как профессионально управлять городом в безденежный период. Что-то у Дмитрия получается, а что-то нет, но он не стоит на одном месте, и это хорошее качество. Я, как житель района неоднократно обращался к нему по нашим проблемам, и он их решал. Так было и с местом в Цемесской роще в районе дома 37а по Анапскому шоссе, где длительное время  лежал мусор,  и стояли строения на земле, которую захватил житель района. Дмитрий Анатольевич пообещал там навести порядок, и навёл. За что ему огромная благодарность. 


Было. 2014 г.

Стало. Апрель 2016 год.

Было. 2014 год.

Стало.

Было.

Стало.
23-04-2010, 19:03 Просмотров: 38 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Как крупный бизнес насаждает городу вредные предприятия. Общество

 

 



 

 

 

 

 

 

 

Наступила весна, пришли тёплые дни. Так хочется открыть окно в спальню, и впустить свежий воздух весеннего кислорода. Открыл и наглотался отравленного воздуха, который тянулся с улицы Магистральной, где этой химии предостаточно. Хорошо помню, как всё начинало крутиться вокруг этого вредного терминала при директоре, который на каждом углу кричит о здоровье подрастающего поколения и патриотизме к городу. Теперь он ещё больше уважаемый человек,  депутат ЗСК. Общественники в то время пропищали и прокричали. Изобразили бурную активность. Дали интервью в СМИ, засветились и замолчали. Они теперь тоже уважаемые люди, входят в общественные организации. Те, кто больше всех возмущается ужасным воздухом, исходящим от терминала, первые бегут голосовать за человека, который протаскивал это вредное производство в наш город. Новороссийск хоть и приморский город, но вредных предприятий предостаточно. Так и живём, медленно вымирая, ссылаясь, видимо, на козни инопланетян. Наше безразличие видно во всём. Как бы мэр города не старался для жителей, но без активной и принципиальной позиции самих жителей по многим направлениям жизнедеятельности города, его старания сгорают в этом безразличии. Маленький пример. Администрация города сажает цветы, а их, некоторые бессовестные жители, воруют. С одной стороны кричим, мол, дайте нам красоту, а с другой стороны сами красоту уничтожаем своими плевками, жвачками, окурками и мусором. Тринадцать лет созданием этой красоты занимался мэр Новороссийска Владимир Синяговский, сейчас его дело продолжает Игорь Дяченко, но без участия в этом мероприятии  каждого жителя города быстрый результат нам не видать. Так и будем топтаться на месте. Как однажды сказал Ильич: «Шаг вперёд, два шага назад».


Новороссийск, улица Магистральная.  Вместо весеннего воздуха- газы.

Так и живём, а живём, как могём.


Им за границу прибыль, а жителям города отходы производства с газом.

Так и дышим этими отходами, а если не дышим, то уже лежим в земле родной. 

5-04-2010, 18:31 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. У подлости интеллигентное лицо. Общество
В начале 90х годов в Новороссийске дурили друг друга, все кому не лень. Брат обманывал брата, а родственник обманывал родственника. А как было не занимать, если существовало советское честное слово. Многие должники банкам и жителям города сбежали в Израиль и в Европу. Живут хорошо, и не краснеют. Хорошо поживились бывшие руководители советских предприятий, через создание ООО, ОАО, ЗАО и другие лазейки. Затем постепенно стали собственниками этих предприятий, а коллективы пошли по судам, но ничего так и не добились, хотя многие проработали по десять и более лет. Сегодня руководители этих предприятий уважаемые люди. Прошли годы. Я думал, что пена спала. Постепенно возвращаемся к порядочности, пока снова не столкнулся с хамством и не держанием честного слова. Был у меня товарищ из бывших комсомольцев и партийцев. Его отец был руководителем краевого предприятия. Мы раньше пили чай вместе, дружили и ходили в гости друг к другу. Как-то недавно он обратился ко мне с просьбой поговорить с моим хорошим другом, чтобы тот дал ему товар на реализацию в его киоски. Тот пошёл на встречу под моё честное слово. Через некоторое время первый перепродаёт всё свое предприятие в другие руки, в том числе и товар моего хорошего друга. Новый собственник товар моего друга принял, но деньги не стал возвращать, мол, ни я заключал с ним договор. Тогда я обратился к первому товарищу о возврате этого долга моему другу, но тот в ответ ничего не знаю. Вот так в один день рухнула многолетняя дружба, а ведь он из интеллигентной семьи, бывший комсомольский и партийный работник. О втором случае я рассказывал, как своим упорством попал в ад гнойного отделения первой городской больницы. Оказывается, что нельзя спорить с некоторым медперсоналом. Если сказали в морг, значит надо катиться в морг, а то они тебе устроят другой морг. Можно было бы уже забыть август 2016 года, но только злоба хирурга стала проявляться через прошедшую операцию. Кто её учил делать так операции. Кривой шов, вокруг него образовались большие выпуклости живота, которые увеличиваются в размерах. Кому жаловаться, да и добьёшься ли справедливости? Не надо было мне тогда настаивать на госпитализации, чем нажил себе врагов из медперсонала, и последствия операции. Хочу, чтобы такой уродливый шов появился на лице хирурга, сделавшего мне операцию. Пусть она ежедневно смотрит в зеркало на результаты своей операции. Совсем недавно столкнулся с ещё одной подлостью другого товарища. В процессе моего сердечного лечения мы с ним как-то сдружились. Он знал, что я много путешествую, и попросил совместную поездку в одну из стран, где я неоднократно бывал, и она была мне не интересна. Я несколько раз его переспрашивал, не передумал ли он? Получив утвердительное да, я изменил свои планы под его отпуск, изменил сроки отъезда. Оплатил хорошие двухместные номера в отеле. Когда осталось всего пятнадцать дней до отъезда, то он вдруг отказывается ехать со мной. Я был шокирован. Ведь ради этого врача, я всё изменил на эту зиму, потратил время и деньги. Извинений от него я так и не услышал. Через некоторое время у меня возникла проблема с визой в одну из стран. Мне нужна была справка о моих доходах из того банка, где на высокой должности работает его девушка. Он откликнулся, и ответил, что это решаемо. Вопрос мой действительно был пустяковым. Срок у меня был трое суток. На следующий день он мне не ответил, как и все последующие дни. Виза и моя поездка накрылись медным тазом, как и деньги за визу. Так этот врач дважды меня обманул. Как я узнал, что он слетал в ту страну со своей девушкой, хотя очень хотел со мной. Вот вам очередная подлость с интеллигентным лицом. Кому же верить? Как я понял, что только не друзьям. Обязательно подведут. 



Какие правильные слова.

Верить надо только себе, и то, если уверен.
4-01-2010, 09:12 Просмотров: 0 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийская тоска по комфортному транспорту для людей. Общество

Было. Ничего не меняется.

Сегодня Новороссийский  автобус-громыхало с "жарогубкой" внутри,

снова  напомнил мне о приятных поездках в автобусах Гонконга.

Сижу в нашем автобусе, обливаюсь потом, и задыхаюсь химикатами,

установленными в салоне водителем пассажирского автобуса.

Водитель курит. Не мытый автобус, грязные чехлы сидений.

Вход и выход в переднюю дверь.

Задняя дверь наглухо закрыта. А если авария, пожар? Десятки трупов?

Обратно ехал маршруткой. Вышел на остановку «5-я бригада»,

где висело расписание маршруток.

По расписанию я понял, что маршрутки должны подъезжать каждые 5 минут.

Я прождал 45 минут. Водитель также курил.

Помните крылатую фразу: «А что скажет начальник транспортного цеха»?

В администрации города целое управление транспорта,

грозный на вид зам - занимаются общественным транспортом.

Я неоднократно слышал,

как они дружно «обрабатывают» мудрёными отговорками  мэра города,

когда тот возмущается бардаком по их направлениям в работе.

Таксисты - «бомбилы»,  вообще вольготно себя чувствуют.

На моих глазах у остановки «Бригантина» подъехало официальное такси.

Тут же к нему подскочили «бомбилы», которых я вижу на этом месте пять лет,

обругали таксиста, который сразу уехал.

После этого «бомбилы» из салона достали «шашечки,

и установили на крыше своих автомобилей.

Большегрузные машины находят новые места отстоя на улицах города.

Чиновников в администрации, как пчёл в улей.

Пчёлы трудолюбивые, мёд приносят, а некоторые чиновники-трутни,

только зарплату получают.

10 лет администрация города не может справиться с проблемами

в области общественного транспорта. 


Город-герой Новороссийск.

Наше транспортное средство с "жарогубкой" внутри.


Гонконг.

Автобус для людей.


Гонконг.

Общественный транспорт для людей.


Город-герой Новороссийск.

Наше родное убожество.


Город-герой Новороссийск.

Кто назовёт нормальным это в общественном транспорте,

где задыхаешься от жары?


Гонконг.

Можно испортить китайцам настроение,

если к ним направить нашего начальника транспортного цеха.


Город-герой Новороссийск.

А что на это скажет начальник транспортного цеха?


Город-герой Новороссийск.

Транспортники вывесили график движения маршруток каждые 5 минут.

Я прождал 45 минут. Для кого и для чего это расписание?

Думю, для В.Синяговского, чтобы он успокоился.


Гонконг. Можете себе представить,

что в салоне лежат канистры для нужд автобуса?

Я, нет, так как много поездил в автобусах.

А если у них будет наш  начальник управления транспорта, то да.

1-01-1970, 03:00 Просмотров: 45044 Автор: Очагов Читать подробнее...
Новороссийск. Любое строительство во благо человеку. Так ли это? Общество

Любое строительство во благо человеку. Так ли это?

Многое, что строится в городе, строится для того, чтобы быстрей построить, или получить прибыль.

 А чтобы было удобно людям, мало кого заботит.

Маленький пример. Чтобы пройти во время дождя по улице Советов и не быть обрызганным проезжающей машиной,

большая редкость.

Дождевая вода  стекает прямо на автодорогу и бежит вдоль нее. Неужели нельзя по краю автодорог внутри города,

 сделать  желоба укрытые металлической решеткой?  По улице Новороссийской республики сделали новое дорожное покрытие.

 Во время дождя  вода будет бежать по ней прямо на улицу Мира, где мощным потоком устремится вниз.

Пройти во время дождя по тротуарам будет просто не возможно, так как машины будут ее разгонять в разные стороны.

Можно было  хотя бы на новых автодорогах по бокам проложить желоба? Затратили десятки миллионов рублей,

 а до «ума» так и не довели.

То же самое и на некоторых тротуарах. Вода с крыш попадает в водосточные трубы, откуда бежит,

 разливаясь по тротуару. И как по нему пройти?

Хочу показать на примере отсталого государства, где дороги делают с «умом». Смотрите фотографии.




Где желоба? Воде куда бежать? Во время дождя проблемы для жителей города.

Нарисовали "зебру" и с глаз долой. Перейти дорогу, или рядом стоять? Проблема. Обрызгают.

Страна третьего мира.

Ливни здесь тропические,

но таких проблем, как в Новороссийске, нет.

 А ведь надо всего то,

с края дорог проложить желоба. Скажите,

 много на это надо ума?




Куда воде бежать, господа чиновники? Все тот же центр города. Тот  же переход, который перейти нельзя.

Не ужели у строителей дорог Юго-Восточной Азии больше ума, чем у наших автодорожников? Этим дорогам тропические ливни не страшны.

Дороги делают с умом.

21-01-2011, 21:35 Просмотров: 1218 Автор: Очагов Читать подробнее...